Добро пожаловать


Вы находитесь на сайте Беломорской биологической станции МГУ им.М.В.Ломоносова.

Для того, чтобы создавать новые темы в форуме сайта, а также, чтобы комментировать материалы, вам необходимо зарегистрироваться.

Войти

Я забыл пароль

Зарегистрироваться

Главная страница Карта сайта Контактная информация
ББС МГУ

Беломорская Биологическая Станция Московского Государственного Университета им.М.В.Ломоносова
Русский язык Русский     English English

Главная » История » Страницы истории ББС » Страна ББС »


 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Было трудно время наше первое…

Белое море, его берега и воды издавна привлекали исследователей и естествоиспытателей.
Первая экспедиция на Белое море с естественнонаучными целями была осуществлена еще в 1762-1767 г. под руководством младшего современника М.В. Ломоносова, академика Императорской академии наук И.И. Лепехина.
Систематические же  исследования начались век спустя, когда в 1868 г. в Санкт-Петербурге было организовано Общество естествоиспытателей. Под его эгидой в 1869 году состоялась первая научная экспедиция на берега Белого моря, в состав которой входили зоолог Яржинский, орнитолог Иверсен, ботаник Соколов и геолог Иноземцев.

Поездки на Белое море студентов, занимающихся естественными науками, были организованы значительно позже. Нам известно о двух поездках студентов Физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета в 1907-1908 г. На две такие экспедиции была ассигнована сумма 600 рублей. Каждая группа состояла из 10 человек студентов, которые путешествовали и изучали морскую фауну  под руководством профессора К.К. Сент-Илера. Он первый указал на возможность создания в этом районе зоологической станции и выбрал Ковду, обосновав выбор места разнообразием найденных там морских видов и удобством организации экскурсий в Кандалакшу, Княжую губу, Черную губу, Умбу, на остров Шишигин.

Идею организации биостанции Московского университета на Белом море выдвинуло научное студенческое общество биологического факультета МГУ – Бюро научных исследований студенческих кружков Биофака МГУ.
Инициатива была поддержана ректоратом, и летом 1938 года кафедра зоологии беспозвоночных биологического факультета МГУ организовала экспедицию с целью подобрать место для биостанции. Как писал академик Л.А. Зенкевич в  первом томе  «Трудов Беломорской биологической станции МГУ», с давних пор одной из основных научных задач кафедры было изучение фауны северных морей. Еще в 1914 году профессор Г.А. Кожевников и И.И. Месяцев организовали поездку студентов на практику на Мурманскую биологическую станцию. В 1920 году силами кафедры началась организация Плавучего морского научного института. В 1921 году состоялась его первая экспедиция в Баренцево и Карское моря на ледокольном пароходе «Малыгин», а затем было построено экспедиционное судно «Персей», работавшее в северных морях до начала Великой Отечественной войны.

Однако без стационарной биологической базы работа не могла развернуться по-настоящему. В июне 1938 года Лев Александрович Зенкевич, заведующий кафедрой зоологии беспозвоночных, отправил группу своих студентов на Белое море. Это были 4 студентки и 4 студента второго и третьего курса – зоологи и двое студентов-физиологов четвертого курса. Ребята должны были пройти практику в Ковда-губе под руководством профессора К.К. Сент-Илера, привезти материал для студенческого практикума на кафедре зоологии беспозвоночных, посетить научные и промысловые морские учреждения в Мурманске, Кандалакше, Ленинграде, а также попытаться найти место для стационарной биологической  станции МГУ на Белом море. Руководил этой практикой аспирант кафедры Кирилл Александрович Воскресенский.

Группа сначала прибыла в Ленинград, посетила Зоологический музей, пополнила свое оснащение. В Петергофском отделении Ленинградского университета ребята встретились с известным исследователем Белого моря, сотрудником кафедры зоологии и сравнительной анатомии К.М. Дерюгиным. Он рассказал, как организовать маршрут, какие места стоит посмотреть на Белом море, а заодно и посоветовал, в каком направлении следует искать место для будущей биостанции.

По замыслу Л.А. Зенкевича, место для биостанции должно было отвечать нескольким существенным условиям: расположение в относительной близости от железной дороги, наличие источника пресной воды, и, конечно, - как можно более разнообразный состав фауны.
К.М. Дерюгин снабдил путешественников своими книгами, картами той части Белого моря, куда направлялся отряд, рассказал все, что знал об этих местах, дал массу полезных советов. (В том же 1938 году он скоропостижно скончался, и помощь экспедиции по поиску места для ББС была, вероятно, его последним крупным вкладом в отечественную науку).

Ребята отправились проходить практику – это было их главной задачей в тот момент. Сначала они побывали на Мурманской биостанции, потом двинулись на юг -  в Ковду,  посетили существовавшую там биостанцию, называемую по имени основавшего ее профессора Константина Карловича Сент-Илера, зоолога широчайшей эрудиции, бывшего редактором всех выходивших на русском языке изданий «Жизни животных» Брэма.

Участник этих событий Е.М. Лебедев вспоминает, как группа студентов прибыла на станцию Ковда, расположенную в 11 км от моря, где на острове Березовый располагалась биостанция Сент-Илера. Большую часть имущества сложили на конную волокушу, единственное средство перемещения в тех краях, а все самое ценное – микроскопы, термометры, батометр – взяли в руки. Затем группа во главе с К.А. Воскресенским двинулась по болотам с кое-где проложенными жердями, по каменным «бараньим лбам» в деревню Запань, откуда по морю можно было добраться до биостанции на острове Березовый. Славуцкий, Дамрин и Лебедев остались с грузом, который из-за поломки волокуши пришлось отправить в Кандалакшу, и потом морем доставлять в Ковду.

Студенты повстречались с К.К. Сент-Илером, изучали работу станции, исследовали часть побережья Ковдинской губы за мысом Поповка в сторону Кандалакши. Жизнь была простая и суровая – жили в палатках, готовили на костре, каждый день выходили в море на карбасе, если позволяла погода, собирали материал, проводили наблюдения. Е.М. Лебедев вспоминает, что однажды у острова Кивреиха их карбас сел на мель, начался штормовой ветер, и их отнесло в открытое море. Только укрывшись в «ветровой тени» острова Микков, ребята смогли высадиться на берег и несколько дней пережидали непогоду, а потом на канате обвели карбас вокруг скал и вернулись на биостанцию. Были и другие трудности, например, пожар на причале. Но все это только еще больше сплотило участников экспедиции.

Закончив практику, большинство студентов отправилось попутным мотоботом в Кандалакшу, а три человека двинулись в Пояконду: К.А. Воскресенский, Я.Л. Словуцкий, Е.М.Лебедев.
В Пояконде они арендовали лодку и прошли вдоль всей Ругозерской губы, вышли в залив Великая Салма, прошли его почти до конца, вернулись назад и еще раз двинулись вдоль берега, присматривая подходящее место. Наконец остановились на берегу залива там, где потом начала строиться ББС.
10 августа они установили на этом месте заявочный столб, и дата официально стала считаться днем рождения биостанции.
Место удовлетворяло намеченным условиям. Ребята, вернувшись, доложили об этом Льву Александровичу.

В том же году состоялось символическое основание станции: 5 октября, с целью уточнения выбора места и выяснения возможности организации базы для летней практики студентов МГУ, в Пояконду выехали Л.А.Зенкевич, Л.Л.Россолимо и К.А.Воскресенский. К месту предполагаемой постройки станции, находящемуся в 15 км  от станции Пояконда, они добрались на весельной лодке и провели там два дня.

На фотографии, сохранившейся у Н.М.Перцовой и датированной 9 октября 1938 г., Зенкевич и Россолимо стоят у заявочного столба. Затем они, видимо, отправились на станцию Чупа для переговоров с дирекцией Леспромхоза об отводе участка для строительства и предоставления станции лесоматериалов. В отчете о командировке, который цитирует Н.М. Перцова в «Докладной записке» 2006 г., были перечислены все преимущества места, выбранного для строительства: удаленность от мест впадения рек, так что соленость в этом районе близка к открытым частям Белого моря, редкая чистота воды, сильная изрезанность береговой линии и обилие заливов, островов, проливов и приливо-отливных зон, богатых морскими организмами.  Привлекало также  разнообразие грунтов и глубин, малая населенность прилежащей к берегам тайги, существование рыбного промысла в этом районе. Биологов в первую очередь интересовали разнообразные заросли водяных растений (зостеры, ламинарии, багрянки), богатая беломорская литоральная и сублиторальная фауна. В лесах здесь водились лось, олень, медведь, заяц, лисица, белка, глухарь, куропатка, тетерев, рябчик, в заливе – большое число видов водоплавающей птицы, тюлень, нерпа, белуха.




Атлас
флоры и фауны Белого моря

Правила заезда на ББС
В 2017 году на ББС вводятся новые правила заезда и отъезда.

Атлас
флоры и фауны Белого моря

 

+7 (815) 33-64-516

Электронная почта: info@wsbs-msu.ru

Вход в почту @wsbs-msu.ru



2008 создание сайта: Создание сайтов - DeCollage
© 2000-2015 ББС МГУ