Добро пожаловать


Вы находитесь на сайте Беломорской биологической станции МГУ им.М.В.Ломоносова.

Для того, чтобы создавать новые темы в форуме сайта, а также, чтобы комментировать материалы, вам необходимо зарегистрироваться.

Войти

Я забыл пароль

Зарегистрироваться

Главная страница Карта сайта Контактная информация
ББС МГУ

Беломорская Биологическая Станция Московского Государственного Университета им.М.В.Ломоносова
Русский язык Русский     English English

Главная » История » С чего начиналась студенческая практика »


 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

50 лет регулярной практики

50 лет регулярной практики студентов на беломорской биостанции имени Н.А.Перцова

Автор: Н.М. Перцова

В 2002 году исполнилось 50 лет с начала проведения регулярных практик студентов Московского Университета на Беломорской биостанции Биологического факультета МГУ. Строго говорить об этом можно лишь в отношении двух кафедр, которые начали проводить практику с 1952 года, и ни одного года не пропустили. Это кафедры зоологии беспозвоночных Биолого-Почвенного, а затем Биологического факультета и кафедра Палеонтологии Геологического факультета.
О том, как включались в проведение практики на Биостанции новые кафедры Биологического и других факультетов МГУ, и с чем это было связано, много и хорошо написано (Зенкевич, 1962, 1963; Перцов, 1970, 1974, 1980; Шноль, 2001). Процесс этот продолжается и сейчас. За эти годы на Биостанции работали и продолжают работать студенты не только МГУ, но и многих других ВУЗов нашей страны и зарубежных стран.

Беломорская биостанция по праву является детищем кафедры Зоологии беспозвоночных. Кафедра, возглавляемая с 1930 г. профессором Львом Александровичем Зенкевичем, в числе главных своих приоритетов считала изучение фауны и биологической продуктивности морей и океанов. Поскольку остро ощущалась необходимость готовить специалистов такого профиля, по инициативе Л.А.Зенкевича и при поддержке Научного студенческого общества Биолого-почвенного факультета (НСО) было принято решение создать свою биостанцию на море. Биостанция задумывалась как учебное учреждение, что было вполне логично, ведь главная задача Университета – учить студентов. Выбор пал на Белое море.
В 1938 году группой студентов и аспирантов в Кандалакшском заливе на берегу пролива Великая Салма было выбрано место для биостанции, а в 1939 началось ее строительство. Были построены дом-сторожка, 3 досчатых сарая (из них один, открытый в сторону моря, получил название «ресторан») и бревенчатый дом-лаборатория. Первым директором Биостанции стал Леонид Леонидович Россолимо, а сторожем Андрей Павлович Никифоров – ветеран Первой Мировой войны, Георгиевский кавалер, инвалид без ноги. В 1939 и 1940 гг. на Биостанцию приехали несколько студентов и аспирантов. Для жилья были поставлены палатки, еду готовили в одном из сараев, где была плита, сложенная из дикого камня, столовая была на улице. Обследовали окружающие биостанцию места, собирали материал для своих работ. По этим материалам появилась статья Георгия Георгиевича Абрикосова и Нины Юрьевны Соколовой об изучении литорали, напечатанная в Вестнике Московского Университета в 1948 г. – первая публикация работ, выполненных на Биостанции (Абрикосов, Соколова, 1948).

Война прервала начавшееся строительство. В 1941-45 гг. Биостанция была недоступна и оставлена под присмотром сторожа Андрея Павловича Никифорова.

С 1938 по 1946 г. сменилось три директора: Леонид Леонидович Россолимо, Георгий Михайлович Беляев и Георгий Георгиевич Абрикосов.

Количество студентов и сотрудников, работавших на ББС с 1938 по 2000 г.


Летом 1946 г на Биостанцию снова приехали аспиранты и студенты. Это были Анатолий Николаевич Савилов и Кирилл Александрович Воскресенский, готовившие свои диссертации, и студентки I курса кафедры зоологии беспозвоночных, помогавшие К.А.Воскресенскому – Розалия Константиновна Кудинова-Пастернак и Галина Бенциановна Зевина.
Осенью 1946 года директором Биостанции был назначен Петр Владимирович Матекин.

В конце 40-х годов на станцию снова стали наезжать аспиранты, преподаватели и студенты, но пропускная способность станции была очень низка – можно было принять не более 10-12 человек только в очень ограниченный летний период.

Регулярной практики на Биостанции не было. Студентов кафедры Зоологии беспозвоночных в это время возили на Баренцево море и в Кандалакшский заповедник, где их очень хорошо и тепло принимали (директором заповедника в это время был Владимир Кондратьевич Бахарев), но везде они были в гостях, и многое их ограничивало. Все нужно было везти с собой из Москвы: оптику, инструменты, продукты; не было своих плавсредств. При этом, конечно, следует отдать должное руководству и сотрудникам заповедника, которые помогали, чем могли, и с удовольствием шли на сотрудничество.


 


А университетская Биостанция тем временем разрушалась, к числу довоенных построек ничего не прибавлялось, оборудование не завозилось. Все силы и средства в то время были направлены на строительство нового здания Университета на Ленинских горах. Из оборудования, предназначенного для нового Университета, биостанции выделили только небольшой моторный катер, потом гордо названный нами «Персеем». П.В.Матекин получил его весной 1951, перед своим уходом из директоров, организовал его доставку в Пояконду и спуск на воду.

1 июля 1951 г. на должность директора Биостанции по распределению был направлен выпускник кафедры зоологии беспозвоночных Николай Андреевич Перцов. 10 июля он вместе со своими одногрупниками и еще четырьмя добровольцами, готовыми помочь ему на первых порах обустроиться, приехал на Биостанцию.

Среди одногрупников были Михаил Евгеньевич Виноградов (ныне академик РАН), Нина Георгиевна Виноградова, Наталья Михайловна Воронина, Елена Антоновна Цихон, ставшие потом ведущими сотрудниками Института океанологии Академии Наук, художник Игорь Павлович Рубан, Вели Исаевич Таривердиев и Сергей Александрович Богословский (тогда школьники) и студентка Наталья Михайловна Глухова (впоследствии Перцова). До биостанции добирались на новом катере, на веслах с отливом. Насмотревшись по пути на беломорские красоты, прибыли на биостанцию. Выглядела она заброшенной. Все постройки, кроме сторожки, где обитал сторож, к этому времени оказались нежилыми. Везде текли крыши, крышу сарая-«ресторана» снесло ветром, и она лежала рядом на скале; подгнили венцы сруба лаборатории, балки, доски пола и потолка; развалились печка, сложенная из дикого камня в лаборатории и кухонная плита в сарае.

Из оборудования не осталось ничего, из книг – только те, что были напечатаны на толстой бумаге, и которые нельзя было использовать на самокрутоки.

Все оборудование лежало в куче в углу одного из сараев и состояло из пустого футляра от микроскопа, каких-то ломаных стеклянных трубочек, битых колб и т.п. Поэтому нам, вновь прибывшим, очень много времени понадобилось, чтобы хоть как-то наладить быт.


Прежде всего, починили крыши, исправили кухонную плиту, и сразу начали строить. И к сентябрю построили (!) баню при помощи топора, который давал нам дед-сторож и двух туристких топориков. Стали расчищать территорию: она вся была завалена гниющим корьем, не убранным со времени довоенной стройки, через которое редко и с трудом пробивались чахлые деревца. Объездили близлежащие деревни, и завели связи с жителями и администрацией района. Контакт с Кандалакшским заповедником уже был налажен – Н.А.Перцов проходил там практику и собирал на островах заповедника материал для своей курсовой и дипломной работы, и даже имел благодарности за тушение частых в этих местах пожаров. При обследовании окрестностей нашли брошенные в 30-е годы бараки на Ершовских озерах и в Коневской губе на острове Великом и получили разрешение на их перевоз и использование, разметили венцы на срубах. В августе на помощь приехали еще двое однокурсников Николая Андреевича – Ирина Александровна Носова и Иосиф Исаевич Гительзон и 3 студентки III курса.


В конце августа все уехали в Москву – кто сдавать экзамены в аспирантуру, кто на работу. Позже других уехали школьники, они заканчивали строить баню. Через некоторое время поехал и Н.А.Перцов – отправить на Биостанцию самое необходимое, чтобы можно было перезимовать и делать что-то дальше. Отправив все, что удалось собрать за короткий срок, он снова вернулся на ББС. С ним поехал его однокурсник, зоолог позвоночных Яков Давыдович Гуревич. Они, с помощью нового сторожа биостанции Феоктиста Семеновича Никифорова и наблюдателя заповедника Ивана Николаевича Николаева, разобрали сруб лаборатории и поставили его на новом месте, рядом со старым, сделав фундамент и заменив гнилые венцы. Сами они жили в одном из сараев, где была отгорожена кое-как утепленная клетушка, так называемый «Кубрик». В декабре, когда море замерзло, и кончилась распутица, Н.А.Перцов снова приехал в Москву (Гуревич уехал раньше), чтобы собрать и подготовить группу студентов, которые смогли бы поехать на ББС в зимние каникулы и поработать. Желающих было много. Научное студенческое общество Биофака поддерживало эту поездку. Тех, кто хотел поехать, Николай Андреевич тренировал в ходьбе на лыжах – ведь чтобы добраться до ББС, нужно было пройти по глубокому снегу без тропы и лыжни 17 километров.

Когда прошел слух, что Биостанция восстанавливается, со всех сторон посыпались просьбы принять студентов: из разных ВУЗов Москвы, Ленинграда, Минска и других городов. Потребность в морской биостанции была очень велика.
Однако, чтобы кого-то принимать, нужно было еще очень много сделать.

В январе 1952 г. на станцию приехала группа студентов из 8 человек. Их по праву можно считать первым настоящим стройотрядом. Это были студенты разных кафедр Биолого-почвенного факультета Юрий Андреевич Холодов, Лидия Митрофановна Пучинская (кафедра физиологии животных), Николай Николаевич Воронцов (кафедра зоологии позвоночных), Ярослав Игоревич Старобогатов, Тамара Алексеевна Мурагина, Зинаида Гавриловна Кулакова, (кафедра зоологии беспозвоночных), Валентина Павловна Силина и Александра Николаевна Парийская (кафедра низших растений). Разместились с трудом в сторожке и кубрике. Сразу стали достраивать лабораторию. Работали на улице, пока было светло – в январе-феврале день на этих широтах очень короток. Если позволяло время, успевали заняться наукой – драгировали, смотрели зимнюю литораль, ловили планктон. Когда полностью темнело, в сторожке при свете керосиновой лампы продолжали работать – готовили на следующий день инструмент для работы, точили пилы, топоры, рубанки, покончив с этим, смотрели и определяли собранный биологический материал. К началу занятий студенты уехали в Москву, а мы продолжали достраивать дом. К весне дом-лаборатория с мансардой наверху, где можно было жить, был готов, но в нем еще не было печки, так как не было кирпича. Весной, в начале мая 1952 года мы поехали на короткое время в Москву, и вагоном отправили оборудование, которое удалось собрать на разных кафедрах. Университет, переезжая на Ленинские горы, получал новое оборудование, а старым кафедры делились с Биостанцией. Вместе с оборудованием отправили кирпич, упакованный в ящики, поскольку иначе его отправить было невозможно, оконные рамы, стекло и инструмент, который был крайне необходим. Через 2 недели, 19 мая мы снова были на Биостанции.

В 1952 году, 31 мая, первыми на Биостанцию приехали студенты кафедры палеонтологии Геологического факультета МГУ и студенты Белорусского Госуниверситета, ученики Георгия Геогиевича Винберга. Обе группы приехали без преподавателей. Проводил у них практику Н.А.Перцов. Работали в новом доме, для жилья и столовой поставили палатки, готовили пищу на той же каменной плите.

В июне-октябре 1952 года на практике, сменяя друг друга, побывали студенты многих кафедр Биолого-почвенного факультета: зоологии беспозвоночных, зоологии позвоночных, эмбриологии, гистологии, физиологии животных, ихтиологии, микробиологии, генетики, геоботаники, биохимии растений, дарвинизма, агрохимии; а также географии почв и зоогеогафии Географического факультета. Все они, кроме зоологов-беспозвоночников и зоогеографов, приехали без преподавателей с сопроводительными письмами от заведующих кафедрами с просьбами предоставить рабочие места, провести учебные экскурсии и занятия, помочь в сборе материала, одним словом помочь во всем. Все это нам приходилось делать наряду со всем остальным. К счастью, Н.А.Перцов очень хорошо знал фауну и к тому же имел талант педагога.

Самой большой группой, прибывшей на Биостанцию в июле 1952 г., после прохождения пресноводной практики, была группа зоологов-беспозвоночников. Руководителем практики была замечательный педагог, доцент Вера Александровна Броцкая. Вместе с группой приехал и заведующий кафедрой зоологии беспозвоночных Лев Александрвич Зенкевич, который читал всем замечательные лекции и приобщал к морской науке. Ко времени их приезда уже все места в лаборатории были заняты и пришлось срочно, в первые 3 дня пребывания, из сарая, где был и сохранился до сих пор Кубрик, сделать лабораторию. Н.А.Перцов, Л.А.Зенкевич и студенты разобрали одну стену сарая, вставили и остеклили рамы, заделали стену, сделали лабораторные столы и начали заниматься.


Три часа в день, после занятий все без исключения занимались общественной работой. Работали так дружно и весело, что к концу августа у дома-лаборатории выросла терраса, и получилось уже три лаборатории. В конце августа приехали зоогеографы с молодым преподавателем Александром Михайловичем Чельцовым, которые тоже очень помогали в строительстве. Николай Андреевич Перцов всегда участвовал во всех работах и руководил ими. Он обладал замечательным даром увлечь людей и превратить работу в удовольствие. Он очень многое умел, а чего не умел, тому постоянно учился.

Всего на Биостанции в 1952 году побывало 79 человек, из них 63 студента.

Штат Биостанции в это время состоял из 2 человек – директора и сторожа, так что практика была на полном самообеспечении. Все продукты по списку везли из Москвы, поскольку в окрестных деревнях можно было купить только хлеб. За хлебом часто приходилось ходить на веслах в деревни Нильма или Черная река, что занимало целый день, потому что из плавсредств были только 2 весельных лодки, 1 лодочный мотор, который постоянно ломался, и моторный катер «Персей». Горючее получить было непросто, и его берегли для самых необходимых поездок.


Осенью 1952 года
, когда все студенты уехали, Н.А. Перцов, с помощью сторожа и наблюдателя заповедника И.Н.Николаева, разобрали брошенный сруб на Великом и переплавили его на биостанцию, а за зиму его теми же силами поставили. Это правое крыло корпуса, который сейчас называют административным, хотя до сих пор в нем находятся 5 лабораторий и в них работают студенты.

В 1952 году по просьбе Московского университета Совет Министров Карело-Финской АССР выделил в распоряжение Биостанции 600 гектаров земли.

Осенью 1952 г. на станцию приехал заместитель декана Биолого-Почвенного факультета Семен Николаевич Яшков, который впоследствии много помогал биостанции.

Весной 1953 года были приобретены 7 лодок, из них 2 грузовых, и поставлен движок для получения энергии. Была получена ставка уборщицы и на нее оформлена Матрена Кузьминична Никифорова, обязанностью которой была уборка всех помещений, топка печей и топка бани, что она очень добросовестно выполняла, и брала на себя много дополнительных обязанностей, стараясь всем и во всем помочь, принимая большое участие в возрождении Биостанции.
В 1954 году тремя сотрудниками мастерских Биолого-почвенного факультета – Николаем Андреевичем Черновым, Леонидом Степановичем Титовым и Николаем Петровичем Печкиным на Биостанции был поставлен ветряк и циркулярная пила. Из старых бараков, вывезенных зимой с Ершовских озер, построены дома для рабочих и преподавателей, механическая мастерская. Были получены 3 ставки рабочих, и на станцию оформлены Федор Антипович Лангуев из деревни Нильма, Василий Дмитриевич Бобылев и Феоктист Степанович Смольков из деревни Черная река.

 

В 1955 году было построено второе крыло лабораторного (теперь административного) корпуса, в 1956 году – первая очередь кухни-столовой и, благодаря средствам, выделенным Ректоратом МГУ, получено новое судно, лоцманский бот «Ломоносов».

Но до 1956 года включительно пропускная способность биостанции почти не менялась – количество студентов и сотрудников, приезжающих на биостанцию, не превышало 100 человек, часть студентов еще жила в палатках. Но практика проходила интересно. С июля 1954 г. один раз в неделю проводились коллоквиумы, где все прибывшие группы или отдельные сотрудники рассказывали о задачах и результатах своей работы, что создавало атмосферу общей заинтересованности в проводящихся исследованиях. Руководила коллоквиумом Вера Александровна Броцкая.
С самого начала 50-х годов началось комплектование библиотеки Биостанции учебными пособиями и научной литературой. Многими изданиями поделилась библиотека Биолого-почвенного факультета, многие сотрудники отдали часть своих книг. Факультет обеспечивал библиотеку станции периодическими изданиями. Библиотеки ряда ученых (Г.Г.Абрикосов, М.Н.Кривобок) были переданы Биостанции. По инициативе студентов библиотека комплектовалась и художественной литературой.

Каждый едущий на ББС, привозил понравившуюся ему книжку. Эта традиция продолжается и сейчас, и Биостанция располагает значительным фондом литературы.
На сегодняшний день библиотека насчитывает более 35 тысяч изданий.

В 1957 г. на Биостанцию приехал первый студенческий стройотряд Биологического факультета, 18 человек.
Студенты под руководством Н.А.Перцова заложили фундамент под центральную часть лабораторного корпуса и общежития, закончили постройку столовой и пилорамы – основы дальнейшего строительства ББС. Кроме того, они занимались многими другими работами – сплавом плавника, лежащего на берегах, заготовкой сена для лошади, которая являлась единственным, кроме лыж, средством передвижения в зимнее время, участвовали во многих других работах, умельцы (Александр Яковлевич Супин) чинили старую технику – всего не перечислишь. В общем, осуществляли огромный прорыв в будущее. С этого времени на ББС ежегодно приезжают студенческие стройотряды, и не только студенты биологи, но и математики, физики, химики и даже студенты других ВУЗов. Всем им Биостанция во многом обязана тем, что она сейчас из себя представляет. Интересно, что и вернувшись в Москву, стройотрядовцы о ББС не забывали – доставали для нее многое необходимое, и даже доставляли это сами, используя какие-то свободные от учебы дни.
В 1958 году было закончено строительство лабораторного корпуса, новых домов для рабочих и новой бани взамен первой, которая уже не вмещала всех приезжающих.
В 1959 году было закончено строительство общежития для студентов на 100 человек, с этого времени никто уже не живет в палатках. С 1960 года отмечается резкий подъем количества приезжающих на ББС, до 450 человек.
Кафедра зоологии беспозвоночных с 1962 года переводит свою практику по фауне пресных вод на Белое море. Под руководством Нины Юрьевны Соколовой, Александры Александровны Львовой и Эвелины Ивановны Извековой, студенты изучают фауну озер полуострова Киндо и острова Великого.

60-е годы были для Биостанции нелегкими: строили пирс, аквариальный корпус, дизельную электростанцию, готовили трассу для линии электропередач. Аквариальный корпус был первым зданием, на строительство которого Университетом были выделены средства, и которым, которое строили профессионалы. Однако без огромной помощи студентов и сотрудников, и не только стройотрядовцев, а всех бывших в то время на ББС, участвовавших в общественных работах, эту стройку невозможно было бы завершить. Это работа по бесконечной погрузке и разгрузке кирпича, подсобные работы при строительстве корпуса. Аквариальный корпус был введен в строй в 1968 году. Другой очень трудной работой была работа по загрузке камнями клеток пирса.

Крупным событием второй половины 60-х годов была безвомездная передача Биостанции военными гидрографами двух судов, названных «Научный» и «Биолог» и позднее, с помощью Л.А.Зенкевича и при содействии адмирала И.С.Исакова, адмирала С.Г.Горшкова и министра рыбного хозяйства А.И.Ишкова, передача ей среднего черноморского сейнера СЧС-2032. Появилась возможность для исследований по всей акватории Белого моря.

Но самое крупное и важное событие произошло в 1971 году – было закончено строительство линии электропередач и включен переменный ток.
В 1975 году была введена в строй телефонная линия. После всех этих событий жизнь на ББС изменилась кардинально – наступила цивилизация. Улучшились бытовые условия. В летних жилых помещениях и лабораториях появился обогрев, в кухне-столовой были поставлены электрические плиты, было налажено центральное отопление аквариального корпуса и дома сотрудников Биостанции. Количество приезжающих на ББС в 70-е годы увеличилось до 500-680 человек в год.

Стало возможным проводить экспериментальные работы, что значительно увеличило число кафедр и учреждений, желавших проводить свои научные работы и учить студентов на Биостанции. Активизировалась работа экспериментальных кафедр – Физиологии и Биофизики Биологического факультета и Биофизики Физического факультета, широко развернула свои работы кафедра Ихтиологии. Благодаря получению сейнера, стало возможным расширить район исследований, охватить все море. Первый учебно-научный рейс на большой акватории, охватившей Бассейн Белого моря, Кандалакшский и Двинский заливы, состоялся в 1972 году. Стало возможным организовывать такие рейсы ежегодно. В 1974 году директор Биостанции Н.А.Перцов писал «Оснащенность станции флотом, современным оборудованием, наличие экспериментальных помещений с морским протоком, обеспеченным энергоснабжением – все это создало условия для более широкого развертывания исследований экспедиционного и лабораторного направлений. Все большее развитие получают работы экспериментального профиля, в частности работы по ихтиологии, которые проводятся теперь в течение круглого года».

В 1962 г. начали выходить Труды Беломорской биостанции.
До 1990 года вышло 7 томов. Из 17 работ, опуликованных в 1 томе, 11 принадлежали студентам и аспирантам. Эта традиция продолжается и сейчас. Л.А.Зенкевич в 1970 г. писал «В работах, проводимых на Белом море участвуют студенты и аспиранты, при этом процесс обучения нередко переходит в научно-исследовательский. Поэтому очень многие студенты и аспиранты кафедры, прошедшие здесь летнюю практику, связали свою исследовательскую работу на всю жизнь с Белым морем».

В 1972 г. осуществилась давняя мечта зоологов перевести практику по зоологии беспозвоночных I курса Биофака МГУ на Белое море – с ее начала в 1972 г. сегодня прошло более 30 лет. Сейчас практику студентов I курса на ББС проводит также кафедра низших растений.

Студентов Московского университета, прошедших практику на Биостанции, насчитывается несколько тысяч. Но это далеко не все. Следует вспомнить и о других учебных заведениях. Это:

  • Петербургский Государственный Университет
  • Петербургский Педагогический Институт им. Герцена
  • Одесский Государственный Университет
  • Днепропетровский Государственныый Университет
  • Ташкентский Государственный Университет
  • ВУЗы из других республик бывшего СССР, а теперь стран ближнего Зарубежья.
  • А также студенты из Польши, Болгарии, Чехословакии, Венгрии, Германии, Кореи, Китая, Вьетнама, Ганы, Индии, Перу и др.

Студенты-выпускники только одной кафедры – Зоологии беспозвоночных – работают во многих учреждениях нашей страны. Это Институт океанологии РАН; Научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии в Москве и его филиалы в Калининграде, Владивостоке, Петропавловске-Камчатском; Институт Биологии моря во Владивостоке; Мурмансий морской биологический институт; Зоологический институт в Санкт-Петербурге, многие другие и конечно, Московский Университет.

В 80-е годы количество приезжающих на станцию продолжало расти, и достигло 769 человек, а затем в конце 80-х стало падать, что совпало с трудностями в стране, отразившимися и на жизни ББС. Многие кафедры не могут сейчас работать из-за отсутствия необходимых условий и, прежде всего, отсутствия электричества.
Электричество отключили в 1996 году за неуплату и в дальнейшем ее разрушили. Мародеры украли провода, повалили опоры.
Из-за отсутствия электричества был нарушен морской проток в аквариальном корпусе, что приостановило экспериментальные работы ряда кафедр. Аквариальный корпус и другие помещения перестали отапливаться. Нет освещения в лабораториях, где работают студенты. Преподаватели и научные сотрудники делают все возможное, чтобы сохранить практику студентов Московского университета и возобновить научную работу, но их усилий, а главное средств, явно недостаточно. В последние годы, благодаря усилиям заведующего кафедрой Зоологии беспозвоночных, член-корреспондента РАН Владимира Васильевича Малахова и профессора Николая Николаевича Марфенина, в содружестве с Институтом океанологии РАН, практика кафедры Зоологии беспозвоночных, Ихтиологии и Эмбриологии поддерживается грантом «Интеграция науки и Высшей школы». Благодаря этому эти кафедры, также как и раньше, регулярно проводят практику студентов на Беломорской биостанции, изучают устойчивость беломорских экосистем к флуктуациям параметров окружающей среды, работают в контакте с научными сотрудниками Биостанции.

С 1996 года на Биостанции ежегодно проводятся научные конференции, материалы которых до 2000 года включительно печатались в тезисах, а в 2002 году вышли как возобновленные Труды Биостанции (том VIII).

В 90-е годы XX столетия и в начале нынешнего XXI века количество приезжающих на Биостанцию несколько увеличилось и сейчас колеблется от 350 до 500 человек. Когда мы готовили график изменения количества проходивших практику и работавших на Биостанции, то не думали, что он отразит не только ситуацию на ББС, но и положение в стране. Но сейчас четко видно, как оно отражается на нашей жизни и работе. Самое начало – становление Биостанции – прервано Великой Отечественной войной; затем шло сначала постепенное, а потом быстрое увеличение числа приезжающих на ББС. Новое падение числа приезжающих работать и учиться совпало с Перестройкой. Сегодня снова наблюдается подъем, но, к счастью, уже с другого уровня. В заключение хочется поблагодарить тех, кто, несмотря на все трудности, проводил и проводит практику студентов на Беломорской биостанции с самого ее начала.
Нельзя остановиться, нельзя ждать, пока все само станет хорошо, надо торопить события. Жизнь идет и проходит очень быстро – надо спешить!

Литература

Абрикосов Г.Г., Соколова Н.Ю. 1948. Изучение литорали Белого моря // Вестник Московского Университета, Биологичя. Вып.2. С.73-85.
Зенкевич Л.А. 1962. Предисловие // Труды Беломорской биостанции МГУ («Биология Белого моря»). Т.1. С.5-6.
Зенкевич Л.А. 1964. Двадцатипятилетие Беломорской биологической станции Московского Государственного университета // Зоологический журн. Т.43. Вып.2. С.310-313.
Перцов Н.А. 1970. Основные направления работы Беломорской биологической станции МГУ // Труды Беломорской биостанции МГУ («Биология Белого моря»). Т.3. С.5-8.
Перцов Н.А. 1974. Предисловие // Труды Беломорской биостанции МГУ («Биология Белого моря»). Т.4. С.5-6.
Перцов Н.А. 1980. 40 лет Беломорской биологической станции Московского университета // Журн. Биология моря. Вып.1. С.3-7.
Шноль С.Э. 2001. Н.А.Перцов // Герои, злодеи, конформисты Российской науки. М.: Изд-во Крон-пресс. С.642-669.

Источник:  Труды Беломорской биологической станции МГУ, т. 9. М.: Т-во научных изданий КМК. 2003. С. 11-21.




Правила заезда на ББС
В 2017 году на ББС вводятся новые правила заезда и отъезда.

Атлас
флоры и фауны Белого моря

Правила заезда на ББС
В 2017 году на ББС вводятся новые правила заезда и отъезда.

 

+7 (815) 33-64-516

Электронная почта: info@wsbs-msu.ru

Вход в почту @wsbs-msu.ru



2008 создание сайта: Создание сайтов - DeCollage
© 2000-2015 ББС МГУ