Добро пожаловать


Вы находитесь на сайте Беломорской биологической станции МГУ им.М.В.Ломоносова.

Для того, чтобы создавать новые темы в форуме сайта, а также, чтобы комментировать материалы, вам необходимо зарегистрироваться.

Войти

Я забыл пароль

Зарегистрироваться

Главная страница Карта сайта Контактная информация
ББС МГУ

Беломорская Биологическая Станция Московского Государственного Университета им.М.В.Ломоносова
Русский язык Русский     English English

Главная » История » Страницы истории ББС »


 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Начало ББС, 1938 год

Начало ББС: беломорская студенческая экспедиция 1938 г.
(из воспоминаний одного из первооткрывателей Беломорской биостанции МГУ Евгения Михайловича Лебедева)

Что может быть полезнее для формирования интересов, кругозора, характера и знаний молодого человека-исследователя? Работа на море — колыбели жизни на Земле! Особенно если это — взрастив­шее наших первых русских мореходов-поморов Белое море, столь суровое и требующее постоянного внимания и осторожности, а главное — наблюдательности.

Студентов Биофака МГУ, начиная с первых курсов, увлекали лекции будущего академика Льва Александровича Зенкевича, деятельного участника научно-практических работ Н. М. Книповича и И. И. Месяцева.

И у преподавателей, и у студентов-кружковцев Биофака возникла мысль о пользе длительной морской практики и возможной целесообразности создания ее постоянной научной базы.

И вот, в начале лета 1938 г. впервые создалась группа из десяти студентов (четыре студента и четыре студентки, перешедшие на второй и третий курсы, были зоологами, и два студента — физиологами четвертого курса) под руководством начинающего аспиранта Кирилла Воскресенского.

С помощью старших договорились с профессором Воронежского университета Константином Карловичем Сент-Илером — зоологом высочайшей эрудиции, который основал в Ковда-губе Кандалакшского залива Белого моря Летнюю биологическую лабораторию Воронежского университета.

Намеченные совместно с куратором Бюро научных исследований кружков Биофака, заведующим кафедрой зоологии беспозвоночных МГУ Л. А. Зенкевичем, наши планы к 11 июля 1938 г., дню выезда из Москвы, включали:

1) студенческую практику и уточнение флористических и фаунистических данных в губе Ковда под руководством профессора Сент-Илера и аспиранта Воскресенского;
2) сбор и доставку в МГУ беспозвоночных и водорослей для практических занятий;
3) уточнение возможностей организации и наилучшего местоположения экспедиционной базы и стационарной морской биостанции МГУ (требования к ней: наибольшее разнообразие природных объектов, благоприятные условия транспорта, снабжения, энергетики, стройки, связи);
4) посещение научных и промысловых морских учреждений в Ленинграде, Кандалакше, Мурманске и Сороках (теперь Беломорске);
5) отплытие в Ленинград по Беломорско-Балтийскому каналу.

К сожалению, в текст вкрались ошибки. В 1908 г. (и до 1918 г.) Сент-Илер был профессором Юрьевского, а не Воронежского университета. И его Ковденская станция называлась по-разному, но наименования "Летняя биологическая лаборатория" я не встречала ни разу (прим. А. Горяшко).

По дороге в Ленинграде группа ознакомилась с Зоологическим музеем, пополнилась оснащением и, главное, морскими картами. И, что важнее, —
в Петергофском отделении Ленинградского университета обсудила задачи и маршруты поездки со знатоком северных морей Константином Михайловичем Дерюгиным, издавшим еще в 1928 г. обширную монографию по Белому морю.

По прибытии на полустанок Ковда, расположенный в 11 км от моря и устья реки Ковда, мы погрузили багаж и часть научных приборов на единственное перевозочное средство — конную волокушу. Микроскопы, термометры и батометр взяли в руки, и пешком по жердям, через болота и каменные «лбы» Воскресенский с большей частью группы направился в деревню Запань у устья Ковды; оттуда морем на остров Березовый — на биостанцию Воронежского университета.

На полустанке остались с тяжелой частью багажа (тралом, драгой, реактивами и посудой) два физиолога, окончившие третий курс — председатель Бюро научных кружков Биофака МГУ Яша Славуцкий, его сокурсник Саша Дамрин — и окончивший первый курс студент-зоолог беспозвоночных Женя Лебедев. Но из-за поломки волокуши в Ковде им пришлось запаковать, отгрузить и отправить в Кандалакшу этот объемный груз. Позже три второкурсника — Лебедев, Радченко и Зинченко — вывезли багаж морем в Ковду.

Проведя работы в Ковда-губе, группа обследовала побережье в Кандалакшском заливе за мысом Поповка в сторону Кандалакши. Там у острова Кивреиха карбас в отлив застрял на камнях. Вскоре начался штормовой ветер, и даже иностранные суда-лесовозы вернулись в Ковду. Наш же карбас мимо входа в Ковда-губу понесло в открытое море. С трудом удалось, несмотря на поломку гребного весла, использовать «ветровую тень» острова Микков и, высадившись с его морской стороны, переждать несколько дней непогоды. А затем, обведя карбас вокруг скалистых берегов на канате, вернуться на Биостанцию без потерь. Были еще такие происшествия, как тушение пожара на деревянном «береге» — причале. Они еще более сплотили группу и дали темы новым песням.

Выполнив две из пяти поставленных задач, мы отплыли в Кандалакшу на попутном мотоботе. Бульшая часть группы обеспечила отправку материалов в МГУ. Руководитель экспедиции Кирилл Воскресенский, Яша Славуцкий, Женя Лебедев выехали на поиск в Пояконду — выяснить возможности создания там Биостанции.

Втроем обследовав берега Ругозерской губы, мы выбрали место, где теперь расположена ББС.
Из многих минусов для дела был здесь лишь один — дефицит пресной воды. В отличие от Ковдинской Летней биостанции Воронежского университета, близость железнодорожной станции, лесной и рыболовной баз, причала и поселка Пояконда обеспечивали здесь круглогодичные связь и транспорт не только по берегу, но и морем, используя попутные приливно-отливные течения. Очевидной была возможность организации и массовой летней практики, и постоянных исследований как на месте, так и на соседних акваториях Бабьего моря, Великой Салмы и Кандалакшского глубоководья.

Здесь — место, наиболее удобное для исследования разнообразия подводных и наземных биотопов. И сегодня здесь проблемы взаимозависимости видовых составов, продуктивности и динамики биоценозов с гидролого-гидрохимическими и субстратными условиями заслуживают глубокого изучения наряду с исследованиями биологических особенностей отдельных организмов.
Нам — старшему поколению морских биологов — это место казалось наиболее богатым по разнообразию и возможностям причинных сопоставлений, важных для научных и практических целей выводов.

Желаю от своего и Я. Л. Славуцкого имени новых успехов в самой человечной человеческой деятельности — в науке на пользу общества.

«Уж небо осенью дышало, короче становился день»,
Но никогда нам не мешала и не обременяла лень.
Крепчала в нас в науку вера.
Дерюгина и Сент-Илера
Советы даром не прошли —
У Киндо-мыса мы нашли
Едва ль не с самого начала
Места для зданий и причала.

Куда, узнав о бреге этом,
Уже последующим летом
Зенкевич Лев с баркаса слез,
Кол в землю вбил под ББС.
Как Петр Великий — молвил он:
«Здесь будет город заложен!»
Воспитанный во Львиной школе,
После войны там Перцов Коля
Людей на подвиги сплотил,
Наукоград соорудил!

Младший из трех изыскателей, чья нога ступила первой на доселе дикий брег ББС, Е. М. Лебедев. 4 Августа, 1998 г.

Источник: Юбилейная научная конференция Беломорской биологической станции имени  Н. А. Перцова МГУ имени М. В. Ломоносова: Материалы. — М.: Изд. Беломорской биол. ст. Моск. ун-та, 1998. — с. 7-10.




Сувенирная лавка
Сувениры и книги с символикой ББС

Cбор заявок
на проведение учебных практик и научных исследований

Пожертвования
Благотворительный фонд ББС

 

+7 (815) 33-64-516

Электронная почта: info@wsbs-msu.ru

Вход в почту @wsbs-msu.ru



2008 создание сайта: Создание сайтов - DeCollage
© 2000-2015 ББС МГУ