Добро пожаловать


Вы находитесь на сайте Беломорской биологической станции МГУ им.М.В.Ломоносова.

Для того, чтобы создавать новые темы в форуме сайта, а также, чтобы комментировать материалы, вам необходимо зарегистрироваться.

Войти

Я забыл пароль

Зарегистрироваться

Главная страница Карта сайта Контактная информация
ББС МГУ

Беломорская Биологическая Станция Московского Государственного Университета им.М.В.Ломоносова
Русский язык Русский     English English

Главная » Научная работа » Новые книги » Путешествия по Киндо-мысу »


 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Палеонтологическая линза


А ведь когда-то Белое море было теплым! Трудно поверить, но тому есть неопровержимые доказательства, и находятся они всего в трехстах метрах от ББС. На трассе, которая проходит под линией электропередач, есть песчаный карьер, выкопанный для погребения отходов человеческой деятельности. По иронии судьбы помойка оказалась с «сюрпризом»: на ее дне обнаружено погребение иного рода - останки древних морских беспозвоночных.

Насколько они и древние? Ведь и самому морю всего 11 тысяч лет. Если бы люди каменного века вели летопись, то они могли бы поведать о тех временах, когда на месте нынешней Скандинавии высилась трехкилометровая ледяная гора, и о том, как неожиданно 16 тысяч лет назад потеплел климат, и ледник стал таять. Наверное, не осталось бы незамеченным, что у его восточного края возникло несколько пресных озер, которые со временем соединились с Баренцевым морем и превратились в морские заливы. Из этой летописи мы узнали бы, что посреди нового моря долгое время оставался айсберг, и вокруг него вода была пресной, тогда как по краям море было соленым, и в нем уже водилась арктическая живность. Та самая, которая сегодня встречается только на сумрачных беломорских глубинах. А когда ледник растаял, океан, уровень которого значительно поднялся, затопил эту впадину, и начался отсчет времени Белого моря. Наши древние предки могли бы рассказать нам об ужасных землетрясениях, сотрясавших его побережье, как раскалывались скалы, оседала почва под ногами и возникали пропасти, в которые устремлялась вода. И как потом климат вдруг вновь переменился, и опять похолодало. И, хотя в действительности люди не оставили письменных заметок, такая летопись все же существует. Это летопись геологическая, и ее умеют расшифровывать палеонтологи.


Захоронение беспозвоночных, найденное на дне нашего карьера, поднято над уровнем моря на 22 метра. Как оно там оказалось? Было ли море полноводнее, или поднялась суша? Геологи считают, что все дело в подъеме суши. Земная кора, продавленная под тяжестью гигантского ледника, после его исчезновения стала распрямляться, сначала быстро – из-за чего и возникали землетрясения, потом все медленнее, и даже сегодня этот подъем не остановился: за год суша вздымается на 3-4 мм. Чтобы поднять наше захоронение на 22 метра и понадобилось около шести тысяч лет.

Каким было Белое море шесть тысяч лет назад? Это время приходится на так называемый «атлантический период», во время которого климат Северной Европы стал теплым и влажным под влиянием теплого атлантического течения, прорвавшегося на север. Благодаря этому далеко к северу распространились широколиственные леса, доходившие даже до Финского залива, а тундра отступила к самому побережью Северного Ледовитого океана под натиском хвойных и смешанных лесов. В районе Белого моря среднегодовая температура была на 3-4 градуса выше, чем в наши дни. О растительности тех времен мы можем судить по данным споро-пыльцевого анализа, выполненного сотрудницей Института географии Российской академии наук И.С. Зюгановой. В пробах из палеонтологической линзы обнаружено много пыльцы деревьев, и сейчас слагающих леса Беломорья: сосен, берез и елей. Но были и другие породы, какие теперь здесь не встречаются: лиственница, кустарниковый ольховник и орешник. В атлантическом периоде голоцена лиственничники с подлеском из ольховника широко распространились по Европе, но теперь от былого их ареала в Европе остались лишь редкие разрозненные островки, и ближайшие - у Полярного Урала. Но были в растительности тех дней и пережитки былого оледенения: в глине найдена пыльца горного плауна (Lycopodium alpinum), который распространен только в высокогорьях и тундрах, а на побережье Белого моря ныне отсутствует. Орешник же, напротив, растение теплолюбивое, и находки его пыльцы бесспорно свидетельствуют о том, что климат был теплее, чем сейчас. Возможно, именно из-за этого споры трех видов плаунов, найденных в палеонтологической линзе, в том числе холодолюбивого альпийского плауна, были заметно крупнее, чем у современных представителей этих видов.

А кто же жил тогда в Белом море? В 2006 году студент кафедры палеонтологии геологического факультета МГУ Эдуард Мычко разобрал большое количество грунта из карьера по слоям и нашел остатки 24 видов беспозвоночных. Больше всего оказалось моллюсков: семь видов двустворчатых, восемь брюхоногих и один хитон. Многие раковины сохранились настолько хорошо, что не разрушился даже наружный роговой слой. Неплохо сохранились раковины плеченогих, относящиеся к единственному виду. В немалом количестве нашлись обломки домиков усоногих раков, а после просмотра грунта под микроскопом  удалось обнаружить раковины двух видов фораминифер и трех видов ракушковых рачков. Больше всего в палеонтологической линзе раковин двустворок северной астарты (Tridonta borealis), астарты овальной (Elliptica elliptica) и арктической хиателлы (Hiatella arctica), а также брахиоподы Hemithyris psittacea. Все эти виды встречаются в Белом море и в наше время. Но внешний вид их немного изменился: раковины, найденные в захоронении, гораздо толще современных. Это подтверждает, что 6 тысяч лет назад Белое море было намного теплее.


Рис. Молюски из палеонтологической линзы

Снимая слой за слоем, палеонтологи смогли восстановить ход событий. На самом дне под захоронением лежит тридцатисантиметровый слой синевато-серой плотной безжизненной глины, которая осела из взвеси, принесенной талыми ледниковыми водами. Древние раковины тоже залегают в глине, но она без синевы. Толща раковинного месторождения – всего 30 см, но остатков в нем так много, что можно сопоставлять фауны разных слоев. На раковины приходится до 50% массы грунта!

Рис. Раковины фораминиферы Elphidium arcticum из глины палеонтологической линзы

 

 


Снимая слой за слоем, палеонтологи смогли восстановить ход событий. На самом дне под захоронением лежит тридцатисантиметровый слой синевато-серой плотной безжизненной глины, которая осела из взвеси, принесенной талыми ледниковыми водами. Древние раковины тоже залегают в глине, но она без синевы. Толща раковинного месторождения – всего 30 см, но остатков в нем так много, что можно сопоставлять фауны разных слоев. На раковины приходится до 50% массы грунта!

Практически все найденные виды – обитатели сублиторали, а значит, линза формировалась на некоторой глубине. Большая часть раковин лежит беспорядочно, створки отломаны друг от друга, многие повреждены: видимо, их принесло сюда течение. Захоронение находится в углублении под склоном скалы, и в нем могли скапливаться останки животных, заселявших склон. Но не все раковины лежат в беспорядке, в нижней части залежи в прижизненном положении встречаются целые мии (Mya truncate) – обитатели морского мелководья. В верхней части захоронения их нет. Палеонтологи считают, что к подножию скалы осыпались не только раковины, но и целые пласты грунта, погребая под собой все живое и неживое. Один из таких пластов и накрыл поселение мий. В верхнем слое палеонтологической линзы найдены литоральные улитки Littorina littorea, которые поселились здесь, когда грунт достиг поверхности моря. Слои, лежащие выше – результат продолжающейся эрозии склона, но теперь уже на суше. Почти метровый слой пустой песчаной породы, перемешанной с галькой и валунами, укрывает сверху захоронение, и лишь у самой его поверхности есть прослойки перегнившей растительности - память о том времени, когда этот участок «дорос» до супралиторали.

Чтобы спасти этот палеонтологический объект, защитить от размывания и мусора, студенты-палеонтологи отгородили его от помойки и укрепили склон. Раковины из этой линзы – удачный материал для тренировки в палеоэкологических реконструкциях событий древности. Во время строительства новой линии электропередач в 2007 году обнаружилось, что это захоронение – не единственное. В некоторых ямах, выкопанных под столбы, тоже обнаружена глина с примесью ракуши. Изучение состава и строения древних раковин, изменений, которые произошли за многие тысячи лет, сопоставление состава фоссилий с современными морскими сообществами, могут много рассказать о закономерностях эволюции и об истории Беломорского региона. Главные открытия – еще впереди.

Список литературы

  • Мычко Э.В. Комплексное изучение фауны и условия формирования линзы глин в районе ББС. Курсовая работа. 2006 г., 48 с.
  • Зюганова И.С.. Палинологическое исследование линзы голоценовых отложений в районе беломорской станции МГУ. Вестник Московского университета, сер. 4, геология, 1999, №3. Стр.: 47-49.



Правила заезда на ББС
В 2017 году на ББС вводятся новые правила заезда и отъезда.

Атлас
флоры и фауны Белого моря

Правила заезда на ББС
В 2017 году на ББС вводятся новые правила заезда и отъезда.

 

+7 (815) 33-64-516

Электронная почта: info@wsbs-msu.ru

Вход в почту @wsbs-msu.ru



2008 создание сайта: Создание сайтов - DeCollage
© 2000-2015 ББС МГУ