Добро пожаловать


Вы находитесь на сайте Беломорской биологической станции МГУ им.М.В.Ломоносова.

Для того, чтобы создавать новые темы в форуме сайта, а также, чтобы комментировать материалы, вам необходимо зарегистрироваться.

Войти

Я забыл пароль

Зарегистрироваться

Главная страница Карта сайта Контактная информация
ББС МГУ

Беломорская Биологическая Станция Московского Государственного Университета им.М.В.Ломоносова
Русский язык Русский     English English

Главная » Научная работа » Отчеты научных групп » 2010 год »


 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Лики соленых озер

Лики соленых озер, или инвентаризация отделяющихся от моря водоемов

Е.Д.Краснова

Белое море – самое молодое из российских морей, а может быть и в мире. Его возраст – всего 11 тысяч лет. Раньше на этом месте был колоссальный ледник с центром в Скандинавии. По некоторым данным толща льда достигала трех километров. Нынешние очертания моря, ландшафты побережья и дна – все это результат работы ледника и событий, которые разворачивались после его таяния. Некоторые из них происходят и в наши дни, самое заметное – это подъем берега. Твердая платформа, прежде продавленная ледяной массой, стала распрямляться, сначала быстро, что сопровождалось сильными землетрясениями, а сейчас – вздымается на несколько миллиметров в год. За 30-40 лет, которые может отследить исследователь на протяжении свой жизни, берег поднимается на 15-20 см. Быстрый подъем существенно меняет очертания берегов: острова прирастают к берегу, заливы отчленяются от моря и превращаются в озера. Одно из таких озер есть возле Беломорской биостанции МГУ, из-за промежуточной солености – не соленое и не пресное – его называют «Кисло-сладким».

Как меняются соленость и температура в течение года, чем различаются свойства воды возле поверхности и у дна, какое новое население приходит на смену морскому – все это предмет подробного изучения университетских ученых. «Кисло-сладкое» озеро стало своего рода моделью. Но подъем берега происходит везде, и в других местах беломорского побережья должны возникать подобные озера. Возможно, среди них найдутся водоемы на разных стадиях изоляции, и удастся разобраться с общими закономерностями связанной с ней сукцессии. С целью поиска новых для науки «кисло-сладких» озер на побережье Северной Карелии в июне 2010 г. была организована экспедиция, поддержанная Всемирный Фонд Дикой Природы (WWF России). Группа гидробиологов в составе кандидата биологических наук, научного сотрудника Беломорской биологической станции МГУ Елены Дмитриевны Красновой, студентки  кафедры зоологии беспозвоночных Биологического факультета МГУ Татьяны Рогатых и ученицы биологического класса школы № 192 Ани Вороновой отправилась в путь на яхте «Белая ночь» под предводительством руководителя Морского Чупинского яхт-клуба а Юрия Николаевича Рыбакова. С 20 июня до 4 июля яхта прошла от Чупы до деревни Гридино, откуда был сделан бросок на машине в дер. Калгалакша. За 14 дней работы удалось осмотреть восемь озер, из которых шесть оказались в той или иной мере связанными с морем и в разной мере от него отделенными.

Все шесть озер – очень разные. Каждое – своего рода личность, с неповторимым сочетанием глубины, степени изоляции от моря, мощности пресного стока. Каждое уникально, заслуживает уважительного отношения и внимания исследователей разных специальностей.

Соностровский «атолл»


Озеро «Вонючка» на острове Тонисоар возле Сонострова – своего рода «лагуна». Оно расположено на острове и занимает большую часть его площади. Это озеро полностью лишено пресной подпитки, и сюжет его эволюции после окончательного перекрытия единственного порога может быть весьма оригинальным.


N 66.09,622, E 34.13,610

Уже сейчас соленость воды в озере выше, чем в прибрежных морских водах. Хотя возле самой поверхности концентрация соли чуть ниже, чем в море (на 0,4‰, возможно, озерко хранит «память» о весенней, пониженной солености поверхности моря), но уже на глубине 1 м содержание  соли выше, чем в море, а в трех метрах от поверхности и ниже соленость такая высокая, какой она не бывает в Белом море ни в какое время года. Дальнейший подъем берега приведет к окончательному отделению Вонючки от моря, но в отсутствие пресноводной промывки (дожди и снег не в счет) соль в нем может остаться, по мере выпаривания воды раствор сконцентрируется, и со временем озеро превратится в гиперсалинный водоем.

Литораль, покрытая матом из отмерших нитчаток Порог на отливе

Возможен и иной ход событий: по мере подъема вода в озере не сохранится, а просочится сквозь грунт. Но, поскольку озеро довольно глубокое, то для окончательной потери воды потребуется поднять его на девятиметровую высоту, после чего от озера останется полый кратер. Столь удивительное озеро, безусловно, заслуживает дальнейшего изучения и охраны. Самое важное – не допустить вмешательства со стороны людей: нельзя ни менять очертания берега, ни чистить дно, ни, тем более, углублять порог. Предоставим природе самой завершить этот редкий эксперимент.

Модель Белого моря: Мероламбина

С виду обычное озеро, со всех сторон окруженное лесом, на самом деле – с сюрпризом, поскольку не пресное, а осолоненное. Причем соленость его довольно высока: такая бывает, например, в самом море в период таяния льда. Влияние пресной воды, попадающей в Мероламбину через протоку из большого пресного озера, ограничивается верхним полуметровым слоем и стекает по поверхности озера в море, не перемешиваясь с основной водной толщей. Виду того что озеро довольно глубокое – 3-5 м, а в центральной части даже до 8 метров, в его глубинах собирается более соленая холодная вода, по гидрологическим характеристикам приближающаяся к той, что плещет в окружающем море. Она попадает туда во время прилива и, поскольку соленая вода тяжелее пресной, она скатывается вниз. Нечто подобное происходит в горле Белого моря, по которому глубины беломорского бассейна пополняются холодными арктическими водами, а в Баренцево выносится опресненная поверхностная водная масса. 


N 66009,949', E 34011,400'

У Мероламбины интересная история. Несколько десятилетий назад по нему из расположенных выше озер проходил путь лесосплава. Ссыльные работники не пожалели труда на строительство системы каналов и шлюзов, которая помогала регулировать уровень воды и количество бревен. От этой системы до наших дней сохранилась валунная плотина, в которую были встроены ворота шлюза, и выровненные берега ручья. Было ли озеро пресным или соленым в те годы, и как сказывалось на его свойствах периодическое повышение уровня за счет накопления пресной воды, теперь не узнать. Но на будущее прогноз дать можно: по мере подъема берега в него перестанет поступать морская вода, и наши потомки увидят всего лишь обычное лесное озеро.

 

Древняя литораль, покрытая маршевой растительностью

Порожистый пролив между морем и озером Мероламбина

Река, питающая систему озер с  Мероламбиной

 

Царапина с подсоленной водой:озеро у Калгалакши


N 65º45,767′, E 34º40,868′

Деревня Калгалакша – одна из самых благополучных на Карельском берегу. По сравнению с обитателями многих других карельских деревень, калгалакшцы живут зажиточно. Причиной тому – удачная политика распоряжения атлантическими рыболовными квотами, выделенных жителям Беломорья. Но мой рассказ не о том. Эта деревня расположена в вершине огромного шхерного массива, который можно представить в виде залива с великим множеством продолговатых островов, разделенных царапинами проливов: так расчертил свое ложе последний ледник. Ближние к морю проливы заполнены морской водой, дальние – пресной, а средние, видимо имеют промежуточную соленость. Но мы там не были. Хотя для небольших морских судов проливы проходимы, и некоторые могут добираться до пристани в Калгалакше, для яхт с двухметровой осадкой здесь хода нет. Мы попали в эту деревню на машине из Гридино, где есть подходящая якорная стоянка. В озеро, на берегу которого раскинулась Калгалакша, впадает бурная река, и мы ожидали, что озеро окажется пресным. Но нет: привычно попробовав воду, мы обнаружили в ней соль. Следующий сюрприз – резкий перепад солености: возле поверхности соленость совсем низкая, меньше 2‰, но, начиная с полутора метров, возрастает до пяти, и на самом дне - почти семь промилле. По рассказам местных жителей, в это озеро заходят морские рыбы: камбала и треска, а камбала здесь же нерестится. При этом температура по всей толще почти одинаковая – чуть выше 17ºС. Уровень воды в калгалакшском озере испытывает влияние морских приливов с амплитудой не менее метра, и у него есть настоящая литораль с куртинами морского подорожника. Измерение глубины эхолотом показало, что дно у озера плоское, без ям, в самом глубоком месте – всего 3 м. Как лохань. Озеро возле Калгалакши не стоит рассматривать как отделяющееся от моря, это, скорее, эстуарий, в котором, по мере вздымания берега, соленость со временем будет падать. Сначала речные воды придут на смену морским, потом ложе озера обнажится, река проложит себе путь по его впадине, а остальное пространство превратится в заливной луг.

Ямка на марше: вершина бухты Виловатой


В бухту Виловатая мы попали к вечеру, и в лучах закатного солнца она навеяла  романтические грезы. Охристые береговые скалы, сумрачная изгородь низкого леса, оживленного птичьими голосами – в июне здесь птицы поют совсем по-весеннему, гладкий перламутр воды, и на ней семь величественных лебедей, которые и не подумали улетать при нашем приближении. И сонная морская прохлада.


N 65º54,218′, E 34º40,020′

В одном из отрогов бухты (не зря ведь она названа Виловатой) за каменистым порогом есть замечательный водоем. Собственно водоемом он представляется только во время прилива, а в отлив из-под воды обнажается обширный, покрытый зеленью марш. Вода остается только в небольшой яме диаметром несколько метров и полтора метра в глубину. Чтож, яма – это в некотором смысле тоже озеро, пусть и небольшое, и пренебрегать ее изучением не стоит. По всей глубине вода в ней оказалась одинаковой, с полноценной морской соленостью 23,5‰ и температурой 15,8º. Влияние широкого, но ленивого ручья, который растекается по маршу, видимо, ограничивается прокладкой собственного русла, а наша ямка своим существованием обязана приливному водовороту. По странному стечению обстоятельств на камнях порога не оказалось балянусов: живя на ББС, мы ошибочно полагали, что они есть везде, где позволяет соленость, грунт, и есть течение. Чего им не хватает в Виловатой, мы так и не поняли. А какие беспозвоночные живут в этой ямке, мы узнаем, когда Таня обработает пробы.

   

На отливе от озера остается небольшая лужа

Порог

 

Образец стратификации: озеро губы Глубокой


Зачем мы изучаем соленые озера? Потому что они интересные. Но есть среди наших озер одно, которое может оказаться интересным не только для ученых. Это – озеро, отделяющееся от губы Глубокой, в 4 км от соностровского причала. Идеальное место для отдыха. Озеро узкое и длинное. Один его берег пологий, а другой – крутой и выглядит, будто кладка из валунов, в которой самые крупные камни лежат поверх мелких. Наверное, эту кладку строит лед, сгребая валуны, словно бульдозер. Над валунным берегом круто вверх поднимается высокая скала с роскошными старыми соснами, которые спаслись от топора и пилы благодаря удаленности. Нам и будущим поколениям на радость.


N 66º10,103′, E 34º09,414′

Что еще порадовало в этом озере – песчаное дно с крутым свалом: идеально для купания. Правда, холодновато (это самое холодное из осмотренных нами озер), но, может, к самому курортному месяцу, августу, прогреется? Хотя в озеро впадает ручей, опреснение незаметно. Посередине озера под водой тянется борозда с наибольшей глубиной 8 м. До 4 м толща воды равномерно холодная (11-12ºС) и более концентрированная, чем в море (23,5-23,9‰). Глубже температура падает, а соленость продолжает возрастать. Насос, которым мы отбирали пробы воды, позволяет дотянуться только до 6,5 м, и на предельном для нас горизонте вода была охлаждена до 4,4º С при солености 26,2‰. Не исключено, что на восьмиметровой глубине температура еще ниже. После соностровской «Вонючки» это озеро – второе по степени стратификации из всех обследованных.

       

Стенка из валунов

Вершина с ручьем

Выбросы нитчаток

Незнакомое растение

 

Пока еще залив: «Вонючка» в чупинских шхерах


Почему мы нарекли его «вонючкой» — теперь и не пойму. Просто так сложилось. На самом деле никакого неприятного запаха в нем нет. Обычный морской залив с полноценной каменистой литоралью, густо поросшей фукусами и аскофиллумом. Мы остановили на нем свое внимание потому, что это залив находится на полпути к отделению от моря. Не так давно его берег был островом, отделенным от суши узким проливом с двумя порогами. Теперь один порог настолько поднялся, что связь с морем почти прекратилась – его каменистая россыпь оказывается под водой только на полной воде. Второй порог пока действует как пролив, причем довольно глубокий (1-1,5 м) и широкий (5-8 м). Но в самом озерке глубина существенно больше – до 5,5 м, из-за чего профиль у залива, как ковш. Заметных пресных водотоков здесь нет, лишь высачивается влага из болотного грунта. Хотя водоем небольшой, за счет ямки между поверхностью и дном есть разница в температуре на 4º и солености на 1,3‰, причем термоклин приходится на глубину 0,5-1 м.


N 66º16,828′, E 33º15,863′

Эта «Вонючка» - лишь фрагмент из длинного каскада заливов на разных стадиях отделения от моря, которые можно найти на шхерном южном берегу Чупинской губы напротив дер. Пулонга. Вниманию исследователей предложены все варианты перехода от морского залива к суше: проливы, заливы с одним поднявшимся и одним действующим выходом, затапливаемые марши, и совсем уже сухопутные луга. И все это на участке протяженностью всего лишь 4 км. По направлению к морю заливы более открытые морю, ближе к поселку Чупа – поднявшиеся. В Чупинской губе, с ее выровненными скалистыми и каменистыми берегами, только в этих шхерах есть участки илистого и песчаного грунта с соответствующей фауной и флорой. На разных стадиях отчленения от моря могут  формироваться сообщества разных стадий сукцессии, которые в сумме дадут полный сукцессионный набор. Шхеры с их осушками и мягкими грунтами мелководий в пределах Чупинской губы, вероятно, служат своего рода рефугиумами фауны песков и илов (а, в некотором смысле и реликтами – остатками фауны некогда обширных морских отмелей, которые ныне покрыты лесом), в связи с чем заслуживают бережного отношения и внимания исследователей.

песчаная каменистая с маршем

20.07.2010 г.

В отчете использованы фотографии корреспондента информационного портала STRF «Наука и технологии России» Игната Соловья ( http://www.strf.ru/photogallery.aspx?CatalogId=15114&d_no=36508&page=0 ) и руководителя экспедиции Елены Красновой. Изучение озер стало возможным благодаря напутствиям старшего научного сотрудника Института океанологии РАН кандидата биологических наук Вадима Олеговича Мокиевского и оборудованию, которое на свой страх и риск предоставили доцент кафедры океанологии географического ф-та МГУ кандидат географических наук Анатолий Николаевич Пантюлин, старший научный сотрудник Института океанологии РАН, кандидат биологических наук Василий Альбертович Спиридонов и научный сотрудник кафедры зоологии беспозвоночных, кандидат биологических наук Андрей  Андреевич Прудковский и старший научный сотрудник кафедры зоологии беспозвоночных, кандидат биологических наук Игорь Арнольдович Косевич. Мы очень благодарны за помощь командам яхты «Белая ночь» и «Браво», на  чьи мужественные  плечи легла самая тяжелая часть работы.




Прокрутка вверх  
Фотогалерея
Прокрутка вниз  

Фотографий: 12
 

 

+7 (815) 33-64-516

Электронная почта: info@wsbs-msu.ru

Вход в почту @wsbs-msu.ru



2008 создание сайта: Создание сайтов - DeCollage
© 2000-2015 ББС МГУ